web analytics
Comments (0)

ДНИ ФЕХТОВАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

Поэтический вечер
«ПЕРО И ШПАГА»

  ПЕРО И ШПАГА 15.04.2016

15 апреля, пятница
19.00 В рамках Дней фехтовальной культуры — 2016. «Перо и шпага» — поэтические чтения. (БИКЦИМ ЦГПБ им. В.В.Маяковского – Невский пр., 20).
Поэтический вечер  ПЕРО И ШПАГА видео Вячеслава Крыжановского
Ведущий вечера поэт и писатель Дмитрий Григорьев.

Холодное оружие в поэзии наших современников. Участники вечера поэты

Арсен Мирзаев
Александр Гиневский
Екатерина Полянская
Вячеслав Крыжановский
Владимир Кучерявкин
Лидия Чередеева
Андрей Жуков
Екатерина Бичун
Андрей Полонский
Дарья Суховей
Николай Бизин
Жанна Сизова
Дмитрий Григорьев
Анастасия Романова
Алексей Кияница
Лила Южанова
Евгений Мякишев


Фотографии Вячеслава Крыжановского

Фотографии в альбоме «Перо и шпага», автор Plectrophenax на Яндекс.Фотках

Дмитрий Григорьев

В зале

Дмитрий Григорьев

Алина Тулякова

Дмитрий Григорьев

Арсен Мирзаев

Арсен Мирзаев

Александр Гиневский

Александр Гиневский

Дмитрий Григорьев

Екатерина Полянская

Читает Екатерина Полянская

Екатерина Полянская

Владимир Кучерявкин

Владимир Кучерявкин

Лидия Чередеева

Лидия Чередеева

Андрей Жуков

Андрей Жуков

Екатерина Бичун

Екатерина Бичун

Андрей Полонский

Дарья Суховей

Андрей Полонский

В зале

Дарья Суховей

Николай Бизин

Николай Бизин

Жанна Сизова

Жанна Сизова

Дмитрий Григорьев

Анастасия Романова

Анастасия Романова

Алексей Кияница

Алексей Кияница

Лила Южанова

Лила Южанова

Евгений Мякишев

Евгений Мякишев

Читает Евгений Мякишев

Фотографии в альбоме «Перо и шпага», автор Plectrophenax на Яндекс.Фотках

CТИХИ

Лидия Чередеева

«Перо и шпага» 2015

ПОЕДИНОК

Часть I

Золотого бога славим

Крепкого как цепь

Круглого как кольцо

Ты золотой нам злополучным

Приходи внимай покровительствуй

Помоги нам

И не другим

Крепкого бога славлю

Круглого как кольцо

Плотного как скала

Ты крепкий мною кротким

Располагай веди повелевай правь

Защити от обид

И надругательств

Круглого бога славлю я

Плотного как скала

Жирного как масло

Ты круглый меня краткого

Приходи послушай поучи уму-разуму

Огради от бед

И недругов

Плотного бога славлю я языком своим

Жирного как масло

Липкого как смола

Ты плотный обо мне плоском

Позаботься побеспокойся понервничай

Прости

И награди

Жирного бога славлю я языком своим раздвоенным

Липкого как смола

Золотого как золото

Ты жирный мне жаркому

Не подставляй ноги палец в рот не клади

Не называй грозно

И не дерзи

Липкого бога славлю я

Языками всеми своими

Тремя раздвоенными жаркими

Всеми своими тремя головами

Всеми тремя мыслями

Нежными любящими доверчивыми

И сердцами двумя

Одно из которых любит

А другое

Тоже в общем-то любит

Но сильнее крепче круглее жирнее липче и слаще

Чрево мое страстное любящее и алчное

Бурлит гудит и взывает

К тебе милому липкому золотому

Подай нам все что мы любим

О чем тысячью уст говорим лепечем взываем плюем

Целуем и снова кричим и ропщем ну

Угадай чего мы хотим

Часть II

когда-то давно я дал тебе клятву

которую по сей день не смею нарушить

ну не то чтобы не смею просто не хочу

иначе разница между нами станет ничтожна

несмотря на то что я сижу тут в грязи в камышах

а ты далеко на своём седьмом небе

всё моё теперь стало твоим

делать мне нечего

я ни к чему не стремлюсь

и больше не буду

быть кем я был

поэтому я тебя убью

я убью тебя не в воде и не на суше

не на севере и не на западе

не в зените и не в надире

не в наряде и не в наготе

не под солнцем и не под луной

не в лоб и не из-за угла

не пешком и не верхом

не прямо и не косвенно

не там и не тут

не так и не эдак

всё равно я тебя убью

я скучаю по тебе

и по себе красивому глупому молодому

по своей жене

по своему богатству

нашей дружбе и нашей славе

я вспоминаю

какого такого лешего

у воды

в камышах

сижу здесь

живу здесь

смотрю на воду илистую и довольно мутную

ну чешусь иногда

и поэтому я тебя убью

убью тебя не зимой и не летом

не при закате и не при восходе

не сегодня не завтра и не в понедельник

не сразу и не потом

не до и не после

не вовремя и не ко времени

нескоро и немедленно

незадолго и незапамятно

неверно невинно и недоверчиво

неплохо неправильно

несложно незаметно

нервно нелепо и нежно

непреложно необходимо

всё равно я тебя убью

ты обречён потому что не знаешь где меня найти

а я-то прекрасно знаю где ты и кто ты

ведь всё моё теперь стало твоим

а где меня искать я и сам не знаю

только я вот он

что было то было его не вернуть

ты не давал мне никаких клятв

ты всегда был хитрой змеюкой

больше мне ничего не принадлежит

делать мне нечего

и нечего ждать

я убью тебя всё равно

без злобы без ужаса без сострадания

без радости и без печали

безумно бездумно безответно и безответственно

безмерно безгранично бесплатно и бескорыстно

бесчестно безнравственно бессовестно беспорядочно

бесчеловечно безбожно

безмолвно беззвучно безграмотно и бесчисленно

бесполезно беспутно бессердечно бескровно

безжалостно безукоризненно

безвременно и беспощадно

Часть III

А ну иди сюда, трехголовый, я тебе шею сверну.

Сам иди сюда, двуглазый, наплюю тебе три раза в оба глаза.

Иди сюда, пень безухий, я тебе крылья оборву.

Сам иди сюда, двуногий без перьев, я тебе нос откушу.

Да ты от страха уже чуть кожу не сменил.

А ты вырядился как хрен полосатый.

Это не полосы, идиот, а боевая раскраска.

Да, на такую красоту даже плюнуть страшно.

Тьфу на тебя, гидра несчастная!

Сам ты гидра, а еще ты выдра.

Смотри, смотри, у тебя второй хвост растет.

Где?

Часть IV

вот боги наши взяли спички и к морю пошли

последствия были ужасны

началось время года

весна

страх божий

лопнули почки

трава подросла

земля закружилась

краешек спелой луны был кем-то откушен

твердое стало мягким

сухое стало мокрым

мёртвое живым

а живое красным и синим

ветер свистит в ушах

гремит чаша неба

все облака изодраны разлетелись на клочья

все смотрят в небо

от старой сосны до малой букашки

верхние воды дрожат

нижние воды стонут и заливают солнце

вечером оно тонет

что-то вокруг происходит

горит трава

продают кактусы

покупают волосы

нет никогда нам к такому не привыкнуть

добрые боги

будьте так добры

злые боги

будьте так злы

мы заклинаем вас

просим

дарим самое дорогое

кольцо золотое

корову

дочь

бабушку

йогурт с фруктовым соком

день рожденья

билет в эрмитаж

горячую воду

избавьте нас от этого образа

который причиняет нам только страдание

смилуйтесь сжальтесь

а то мы станем

лавром тростником

розой нарциссом

в крайнем случае гиацинтом

будем из почвы тянуться вздрагивать

и прославлять ваше имя

на закат провожать захлёбывающееся солнце

пощадите помилуйте

нужно ли вам такое

смирение ласковое цветение

зачем эта битва гигантов

освобождение и заключение вод

верхних нижних и ещё каких-то

наверное средних

ботинки наши промокли

зонтик забыли мы дома

ну и погода

очень не любим мы гроз и других катаклизмов

вечно там в небе кто-то кого-то грохочет

кто-то кого-то съедает

откусывает луну

грозный и нервный теребит занавески

мелочь а неприятно

так ведь когда-нибудь может наступить и другое время

не такое плохое

плохое но другое

и мы не узнаем его

и нас не узнают

таким тополем возрастём о-го-го

или таким одуванчиком ой

разве это прилично хорошему человеку

что бы вы ни думали боги об этом

но мы так не думаем

и говорим о вас

всуе

но тихо

и не дай бог по имени

ну вот

вроде гроза и кончилась

сейчас посмотрим

кто там победил

никогда не мешает проверить

однако же мы не ошиблись

верхние воды упали в нижние

нижние залили солнце

но солнце не тонет

«Перо и шпага» 2016

 

КИНЖАЛ

 

расстались мы но твой кинжал

кинжал засохший безуханный

в полдневный жар в долине дагестана

на горной вершине кинжал

 

и вырвал грешный мой кинжал

кинжал любви кинжал безнадежной страсти

он не доступен звону злата

чуть затаившийся кинжал

 

люблю тебя булатный мой кинжал

звучал булат картечь визжала

смерть где твоё жало ад где твоя победа

отделкой золотой блистает мой кинжал

 

Вячеслав Крыжановский

«Перо и шпага» 2015

* * *

Вернувшись с конференции

«Философия цвета в искусстве»,

слушаю, как Машенька

рассказывает Лидочке

старинную тайскую притчу

Жена готовила ужин, зависящий от ножа.

Плач по разбитому стакану испанского стекла

подошло бы сюда заголовком, как всё, что не продолжа-

ется, но рычаг каретки устроен так, чтоб ползла

бумага всё время вверх; упрямейший механизм!

Хотя когда же это его упрямство мешало мне…

Ньютон, кусая яблоко, смотрит на свет из призм,

свет мутноват от присутствия тени. Итак, жене

нужен был нож. А муж где был? А муж где-то был.

Например, охотился, или с друзьями сидел, не то совмещал

то и другое: сидел с друзьями в засаде на зверя. Но забыл

взять с собой нож. Хотя вообще-то к своим вещам

он всегда был очень внимателен, хоть тот же нож —

ежедневно на наждаке до дрожи, почти уже

без нужды, искусство ради искусства, когда «хорош»

говоришь себе сам. И часто поздно. Итак, жена о ноже

всё знала: и где лежит, нет тайника, но всё же, раз

нет и мужа на месте, боязно, и что нож любим.

Потому что любим, и боязно. Хотя… кто любит нас —

поймут непременно и простят, ведь ужин — им.

Ньютон записывает: «Семь цветов — иллюзия, цвет один,

белый. Его принято называть светом. Но поскольку среда мутна,

плюс есть ещё тьма — как его отсутствие, то из всех картин

эта…» В яблоке оказался червяк. Зачёркивает. Жена

нож берёт, ужасаясь, и режет на ужин им, торопясь: вот-вот

вернётся муж, а ужина-то и нет ещё, зато вот нож, нож…

заметно затуплен уже. Чуть не плача, на место его кладёт,

а вскоре и муж возвращается к ужину. Ужин… что ж,

ужин — вкусен. Любимое блюдо, тем более аппетит

от свежего воздуха. Ньютон рассматривает червяка,

червяк притворяется мёртвым. Итак, простит — не простит?

Проклянёт? Прогонит из дому? И жена пока

молчит. Муж хвалит ужин. И потом они, так сказать, идут

спать. Ньютон, задумавшись, тянется за новым листом,

чертит на нём какие-то закорючки. И вот тут,

уже после, жена рассказывает, признаётся во всём.

И что? И муж тут уже довольный и ничего не сказал.

Ну так, маленько поругался и всё.

А вывод такой из этого, что как бы любого зла

можно избежать в надлежащий момент, что всему своё

время, и умная жена знает об этом. Итак,

всё закончилось хорошо. А Ньютон открыл закон

очередной. Оптический на этот раз. А червяк

в это время куда-то спрятался. А потом в бабочку превратился он.

1998

«Перо и шпага» 2016

УЗНИК (центон)

1.

Мы ехали шагом, мы мчались в боях.

Мы сильные духом, мы дети земли.

Мы хлеба горбушку и ту пополам.

Мы будем всегда беззаветно верны.

Зачем я не птица, не ворон степной?

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?

Кто может сравниться с Матильдой моей?

Сижу за решёткой в темнице сырой.

Вскормлённый в неволе орёл молодой —

По Дону гуляет казак молодой.

Русалка плыла по реке голубой,

А шарик вернулся, а он голубой.

Здесь вам не равнина, здесь климат иной,

В песчаных степях аравийской земли,

Туда, где синеют морские края,

Я из лесу вышел. Был сильный мороз.

Куда ты, тропинка, меня привела?

Куда ты завёл нас, проклятый старик?

В горячей пустыне не видно следа.

Прощайте, красотки, прощай, небосвод…

И принял он смерть от коня своего.

Больше не знаем о нём ничего.

2.

Что всё же конец мой ещё не конец.

В удачу поверьте и дело с концом.

А птица удачи опять прилетит.

Чому мени, Господи, крыльев не дав?

Зачем я не птица, не ворон степной?

Я чёрная моль, я летучая мышь.

Лишь рыжие пятна да кисточкой хвост.

Ни в сказке сказать, ни пером описать.

Товарищ, я больше не в силах стоять.

Пусть сосны и ели всю зиму торчат.

Вставай, поднимайся, рабочий народ —

Подводная лодка уходит под лёд.

Разбитую клячу ведут на махан.

А пудель в реке утонул как топор.

И Ленин Великий нам путь озарил.

В руках его мёртвый младенец лежал.

За городом вырос пустынный квартал.

Не тот это город, и полночь не та.

Одна ты на свете, и в сердце одна.

Корнет Оболенский, налейте вина.

Скажи, караванщик, когда же вода?

Каркнул ворон: «Никогда!»

3.

Я кончил и дело моё сторона.

И некогда нам оглянуться назад.

На запад, на запад помчался бы я,

Но конь поднялся на дыбы и храпит.

Зачем я не птица, не ворон степной?

Ведь я не боюсь никого, ничего.

Я метко стреляю, без промаха бью.

Моя эффективность растёт с каждым днём.

Я юноша странный, каких поискать.

А что, у отца-то большая семья?

Я здесь был рождён, но нездешний душой.

Ты, Родина, щедро поила меня.

Меж мной и холмами отчизны моей

Покроется небо снежинками звёзд.

И следом за ними, гонясь и сжирав,

По небу полуночи ангел летел.

……………………………………………

……………………………………………

……………………………………………

……………………………………………

Да здравствует солнце, да скроется тьма.

Не дай мне Бог сойти с ума…

2001

из цикла «Стихотворения 2003 года»

Выходил за хлебом, сладким и яйцами; ещё дыню купил и арбуз.

Там, снаружи, уровень оцифровки, конечно, выше в десятки раз,

но нельзя, например, сохраняться; что, впрочем, скорее, плюс:

получается реалистичнее, что ли. Ну а тут у нас —

поселенцы на острове очередном. Жгу истощившиеся рудники.

Звенят молотки кузнецов, ослы с поклажей снуют вперёд и назад.

И поросята на свинофермах поворачивают пятачки

и моргают своими пикселями, с монитора глядя в глаза.

2003

из цикла-patchwork’а «Языковая игра»

Венец всему делу — это конечный результат,

всему голова — это дело.

Сергей Кужугетович Шойгу

видимо-невидимо начал и концов

венцов и колец гвозди́к и ландыш нет

снится и снится один и тот же сон:

меня за прогулы отчисляет педсовет

много на памяти годовых колец

без конца без краю жизнь не узнаю

в конце-то всех концов-то весна нам наконец

резвяся заиграла песенку свою

курица из лужицы гонцы во все концы

и снова тает сердце и движется лёд

скворчат и верещат грачи и скворцы

по рекам и каналам мусор плывёт

венец всему делу это голова

всему голова хлеб и если будет хлеб

то будет и песня а в песне и слова

в начале было слово его уж и в конце б

палка может выстрелить с обоих концов

там посредине гво́здик не трогай его

было б только братство найдётся и кольцо

око за око и все за одного

падает монета никак не упадёт

но не будем думать не станем гадать

седина из бороды лезет в нос и в рот

весна во всей природе погода благодать

падает монета не тою стороной

гнётся и качается вздыхая на ходу

ой да ты верёвочка не вейся надо мной

я твоих концов всё равно не найду

сколько ты ни вейся а конец один

как один за всех и все за одного

все вы тут поэты а я [гражданин] д’Артаньян

и — гво́здик посредине этого всего

2011

Поэтический вечер  ПЕРО И ШПАГА видео Вячеслава Крыжановского

Добавить комментарий

© Санкт-Петербургский Фехтовальный Клуб 2005 – 2017

Powered by WordPress